«Это было не собрание, а сбор подписей». В областном суде прошло заседание по жалобе Анатолия Змитровича

 

В среду, 30 сентября, в Гомельском областном суде в списках административных дел с жалобами на постановления, которые ранее вынесли районные суды, было 19 дел по ст. 23.34 (нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий).

Большая часть дел в графике — до обеда, многие проходили в одно время, поэтому физически попасть на все сразу было невозможно. Не смотря на это, журналисту «Сильных Новостей» все-таки удалось побывать на нескольких заседаниях. Одно из них, по собственной жалобе жителя Светлогорска Анатолия Змитровича.

Анатолий Змитрович — активный и неравнодушный житель Светлогорска. Давно выступает в поддержку и защиту бизнеса, прав граждан и благоприятной экологической ситуации в городе и стране. Больше о его деятельности можно почитать в нашей подборке.

Его 31 августа осудили на 25 базовых: «принял участие в собрании, выразившемся в совместном присутствии граждан в заранее определенном месте под открытым небом около ТЦ «Березки» в Светлогорске для коллективного решения вопросов, затрагивающих их интересы».

С постановлением Змитрович не согласен: вынесено только на основании показаний сотрудника милиции, рассмотрено с обвинительным уклоном, суд не отсмотрел видеозаписи с места.

С собой у мужчины, как он говорит, выступление — пояснение, что происходило в день его задержания, его он просил приобщить к делу. Судья ходатайство удовлетворил. Змитрович рассказывает:

— Это было не собрание, а сбор подписей, чтобы подать в райисполком уведомление о проведении массового мероприятия, шествия или митинга. Предоставленная в РОВД видеозапись доказывает, что 95% времени занял разговор с сотрудниками РОВД, еще 5% — составление протоколов. И где здесь «коллективное обсуждение вопроса, затрагивающие их интересы»?

Анатолий Змитрович в Слободе
Анатолий Змитрович в 2018 году. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

По теме: Жители Светлогорска подписали заявление и требуют встречи с властью. Видео

Мужчина отметил, что собрание и сбор подписей не одно и тоже, также сбор попадает под юрисдикцию избирательного кодекса и Закона об обращениях граждан и юрлиц, но не Закона о массовых мероприятиях, как это изложено в материалах.

— В материалах дела нет доказательств, что я приступил к сбору, этого нет на видео и на фото. Даже если допустить, что сбор подписей является собранием, то ст. 23.34 КоАП не предусматривает ответственность за приготовление к совершению нарушения. Видео также доказывает, что граждане ничего не обсуждали, никто не выступал, а вот действия сотрудников РОВД собрали толпу любопытных, выходивших из ТЦ, и именно они устроили собрание. Есть концепция: что не запрещено — разрешено.

Змитрович привел и другие доводы, указал моменты, которые, на его взгляд, говорят о фальсификации материалов дела. Анатолий считает, что судом не доказано его участие в мероприятии, и просит «исправить ошибку», отменить решение Светлогорского суда и прекратить административное дело.

Суд удаляется для совещания. В эти 4 минуты в полупустом зале Анатолий рассказывает:

— Судья Царук — земляк, я его знаю. Это Светлогорский судья, нормальный (тогда был, сейчас — не знаю).

Судья возвращается в зал, оглашает решение: оставить без изменений. Анатолий молча слушает, собирает свои документы, у него уже готова жалоба в Верховный суд, хотя до этого нужно пройти еще одно обжалование в областном.

По теме: Председатель Светлогорского РИК вышел к горожанам вместе с главами РОВД, суда и избирательной комиссии

— Вырабатывается такое мнение, что нам не стоит ходить на заседания первичного суда, ни подавать жалобы, чтобы не легализовать этот суд, — говорит Анатолий после заседания. — Мы приходим, доказываем, приводим факты — никто не реагирует. Так какой смысл ходить? Без нас результат будет тот же. Тогда они поймут: гражданин не нужен для суда, сами будут штамповать эти приговоры.

— Каково это, когда вы со своим знакомым по разные стороны в зале суда, и он выносит такое решение?

— Ну, вот так жизнь раскидывает людей. Сейчас все меняются, когда брат ругается с братом.

По тексту Екатерины Телиман, «Сильные Новости»