Жительница Светлогорска два года воюет с магазином из-за «микроволновки»

442
 

Суд, закон, тюрьма

Жительница Светлогорска Виталина Смолерова в попытках взыскать с магазина деньги за сломавшуюся микроволновую печь за два года обошла кучу юристов и все судебные инстанции — от районного до Верховного суда. Просила помощи и в Администрации президента. Итог пока никакой: деньги ей не вернули, заявления в суд и услуги адвоката на несколько миллионов облегчили кошелек, в придачу директор торгового предприятия, продавшего ей «помощницу в быту», потребовала вернуть 4 млн. рублей за экспертизу злополучной микроволновой печи.

Многодетная мать летом 2012 года приобрела в одном из магазинов райцентра микроволновую печь Midea за 670 тысяч рублей. Через несколько месяцев молодую мать насторожило, что микроволновка начала шалить: потрескивать, издавать странные звуки, пропала подсветка.

«Я испугалась, у меня маленькие дети, мало ли что. Еще взорвется. Отнесла ее обратно в магазин — ведь еще не окончился гарантийный срок. Потребовала вернуть мне деньги и забрать недоброкачественный товар. Печку они забрали, а деньги не вернули. Через какое-то время предложили забрать микроволновку, сказали, что отремонтировали. Но я настаивала на возврате денег, не нужна мне эта опасная печка», — объяснила Виталина.

Конфликт между покупателем и продавцом (торговым предприятием, которому принадлежит магазин) не удалось решить мирным путем. Покупатель пошел в суд.

6 сентября 2013 года суд Светлогорского района отказал Виталине Смолеровой в удовлетворении жалобы. Она просила возместить ей деньги за некачественный товар, уплатить неустойку и компенсировать моральный вред (1,1 млн. рублей — за печку, столько она стоила на момент судебного заседания, 3 млн. рублей — моральной компенсации, 1,85 млн. рублей — за услуги адвоката).

Решением районной инстанции жительница Светлогорска не удовлетворилась, и пожаловалась в Гомельский областной суд. Судебные заседания длились несколько месяцев. Была назначена экспертиза злополучного электроприбора, по итогам которой было установлено, что «микроволновая печь находится в исправном и работоспособном состоянии, соответствует требованиям ГОСТ, является качественной». Экспертизу проводило частное специализированное предприятие, стоила процедура 4 млн. рублей, которые оплатило торговое предприятие, реализовавшее печку.

Областной суд в своем решении ссылался на закон «О защите прав потребителей»: потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе расторгнуть договор розничной купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. Однако «ответчик передал микроволновку в ОАО ОТТЦ «Гарант», осуществляющий сервисное обслуживание микроволновых печей. В результате гарантийного ремонта от 18 января 2013 года была произведена замена лампочки освещения печи, о чем в гарантийном талоне сделана запись. Других недостатков в печи не выявилось».

«Я не уверена, что ответчик предоставил на экспертизу именно мою печь, с тем же гарантийным талоном. Однако суд назвал мои доводы надуманными. Почему вообще магазин принял у меня печку, если она была качественной, как утверждает суд? Ведь это означает, что магазин признал, что печка неисправная!», — заметила молодая женщина.

Ответ на эти доводы есть в решении областного суда. «Ответчик принял у вас товар не в связи с расторжением договора купли-продажи, а на ответственное хранение для проверки и устранения дефектов. При наличии таких данных и с учетом того, что проданный вам товар является качественным, вывод районного суда об отсутствии оснований для расторжения договора купли-продажи и возврата уплаченной суммы являются правильными», — уточнил в решении областной суд.

Директор торгового предприятия на судебных заседаниях иски не признавала. Мол, покупатель принесла микроволновку, электроприбор направили в «Гарант» для сервисного обслуживания, там выявили лишь один недостаток — подлежащую замене лампочку.

«Поскольку печь была в технически исправном состоянии, требования о возврате денег было признано необоснованным. Предложили забрать печь. Истица не явилась», — такова позиция торгового предприятия.

«Первоначально мне директор отвечала, что в мироволновке нужно было заменить какой-то узел или блок. Значит, они мне продали некачественный товар! Уже потом, в процессе суда появилась версия о лампочке. На ремонт печки я согласия не давала. Я требовала вернуть мне деньги! А сейчас еще и им должна осталась», — сокрушается Виталина.

Не помог ей и Верховный суд, который она просила отменить решения нижестоящих инстанций. 13 октября 2014 года ВС дал ответ, что «достоверных данных, опровергающих заключение экспертизы и подтверждающих ваше утверждение о ненадлежащем качестве приобретенной микроволновой печи вы суду не представили, оснований для протеста не имеется».

Жительница Светлогорска обратилась в Администрацию президента. И получила оттуда ответ, что суд у нас является независимым, и Администрация президента не вправе подвергать сомнению судебные решения.

В конце октября Виталину ждала еще одна неприятность. От торгового предприятия «Промторгпроект» она получила письмо-претензию. Суть ее в том, что раз уж суды отказали Виталине Смолеровой в удовлетворении жалобы, то пусть она оплатит судебную экспертизу микроволновки. 4 млн. рублей предложено оплатить в добровольном порядке, «в противном случае мы будем вынуждены обратиться в суд».

Данную претензию Виталина посчитала необоснованной, о чем и написала торговому предприятию.

«Я купила некачественный товар, не смогла вернуть за него деньги, значительно потратилась на адвоката, заявления в суд, лишилась покоя и денег, а еще на меня хотят повестить и четыре миллиона за экспертизу? Где справедливость?», — удивляется жительница Светлогорска.

Автор: Алена Германович, naviny.by. Фото: matrix24.gr.