Девятого августа прошлого года по всей Беларуси начались массовые протесты и, как следствие, задержания. Однако административные аресты были и до этого. Сегодня расскажем про Юлию, которая провела свои первые выборы в ИВС и долго не знала кто на них победил.

Девушка работает в библиотеке одной из светлогорских школ. Многие могут помнить ее по истории с фотографией на пикете Светланы Тихановской.

Задержание и суд

Вечером первого августа 2020 года Юлия пошла в местный РОВД, чтобы узнать отпустят ли ее приятелей, задержанных трое суток назад.

Девушка была вместе со своим товарищем и правозащитницей Аленой Маслюковой. К ним подошли милиционеры и пригласили пообщаться внутрь здания.

По теме: Жителей Светлогорска задерживают и опрашивают по поводу сгоревшего 28 июля автомобиля

Там на Юлию составили протокол по статье 23.34 за участие в одном из велопробегов солидарности, который состоялся за несколько дней до этого. Далее их свозили в приемный покой, а затем в местный изолятор временного содержания. Это была суббота, поэтому ждать суда им пришлось именно там.

— В камере стояла двухъярусная кровать, а меня завели третьей. Но мне повезло, я спала как раз на втором ярусе. Одна женщина не захотела постоянно забираться наверх и спала на полу. Матрас и постельное белье мне выдали сразу.

Суд над Юлией состоялся в понедельник в ИВС. Ей дали 10 суток.

Еда и быт

— Кормили отвратительно. Но зато три раза в день.

— Как вы ходили в туалет?

— Туалетное ведро. Один раз за смену, под конвоем, можно было кому-то одному вынести и вылить содержимое в туалет. 

— На сколько я знаю, в других камерах был кран с водой, но у нас этого не было. Помыться, зубы почистить тоже над ведром. Воду приносили в пластиковых бутылках.

— А что с передачками?

— С ними проблем не было. Собирали что-то и друзья, но приносила всегда мама. Передавали посуду, мыло, что-то из еды.

Выборы в изоляторе

— Это были мои первые выборы и я проголосовала в ИВС. Девятого числа нас по одному заводили в отдельную комнату и давали возможность проголосовать.

В этот же день, поздно вечером, на улицы Светлогорска вышли жители города, несогласные с официальными результатами выборов. К тому времени Юлия в камере уже осталась одна, остальных сокамерниц выпустили.

— Я слышу, что там забегали. Через щель увидела, что в коридоре выключили свет, хотя раньше так не делали. Обычно играло радио, по которому я ориентировалась во времени, но вечером оно не работало.

— Ночью мне с улицы доносились крики, какие-то стуки. По всей видимости были задержания, но девятого ко мне никого не заселили. На следующий день ко мне перевели женщину, которая немножко рассказала о ситуации.

«Нет интернета и нет горячей воды»

Юлию отпустили ровно через 10 суток, вечером 11 августа:

— Мой первый вопрос был: «кто президент?»

— Все эти десять дней я мечтала, что приду домой, наберу ванну с пенкой, включу юутубчик и буду кайфовать. Выхожу, а мне говорят: «нет интернета и нет горячей воды».

После этого случая Юлия думала, что ее уволят, однако она продолжает работать в десятой светлогорской школе и по сей день. Правда совсем скоро, нынешней весной, у нее заканчивается контракт.