«Папа забрал свои вещи и ушел. С того момента в нашей семье начался ад…»

Автор: Людмила Анденко, ranak.me

О своем детстве Татьяна (имя изменено) вспоминает с огромной обидой. Недоедание, горы грязной посуды и белья, скандалы, суды, мамины ухажеры и постоянные пьянки… Сейчас девушке 26, но она по-прежнему не может сдержать эмоций, потому что помнит, как нуждалась в помощи взрослых, а ее фактически не было. Таня уверена, что не нужно пытаться до последнего оставить ребенка с матерью. Почему?

— Мы жили в Светлогорске. В четырехкомнатной квартире — мама, папа, я с сестрой, а еще отец мамы, ее брат и сестра с ребенком. Воспоминания о раннем детстве у меня хорошие. Мама каждые выходные что-то выпекала, готовила вкусненькое. А потом что-то пошло не так: она начала выпивать, курила много. Мне тогда 4-5 лет было. Помню, как-то мама кидалась на папу с ножом, порезала его, кровь… Мы кричали с сестрой, думали, что она убьет папу. В тот вечер он смог ее успокоить, а нам сказали, что все хорошо.

Интересно: Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно

«Папа забрал свои вещи и ушел. С того момента в нашей семье начался ад…»

— Каким я помню отца? Он ездил в то время в Москву работать. Всегда привозил игрушки и сыр — большие такие круги в яркой желтой, красной или зеленой упаковке. Мы с сестрой ходили в садик, и все было вроде бы хорошо. Нам так казалось. Но однажды папа забрал свои вещи и ушел — устал от маминых гулянок. С того момента в нашей семье начался ад. Мама пила каждый день. Приходили мужчины, много разных мужчин. Мамина сестра с сыном уехали в другой город, меня с сестрой переселили в их бывшую комнату…

Мама подала на алименты, но ни денег, ни еды мы не видели. Она все пропивала. Готовила к садику и одевала нас с сестрой бабушка по отцу. Постоянно приезжала из деревни, чтобы за нами присматривать. А в сад я ходила сама и сестру отводила. Понимала, что там хоть поесть можно. Часто мама забывала забрать нас, но никто ничего не предпринимал.

насилие над детьми девочка закрывает ушиБабушка платила за садик, потому что хотя бы там мы были под присмотром и могли поесть. Подкармливали нас и некоторые соседи: на выходных, когда мы гуляли во дворе, забирали своих детей на обед и нас звали.

Затем мама вышла замуж, родила сына. Помню, мы стояли с отчимом под роддомом, а она показывала брата в окно… Но жизнь в лучшую сторону не поменялась. Мама продолжила пить, отчим пил с ней. Очень часто ругались, он уходил из дома. Мама пьяная спала, я отводила сестру в сад и возвращалась к брату. Я не могла оставить его одного. Мне тогда было 6 лет…

Видя, что нет чистых вещей, я начала стирать руками. Натерла все косточки себе. У нас была грязная посуда, с плесенью, тараканы дома… Деду (отцу матери) и дяде не было дела до нас. Они все видели, но ничего не предпринимали.

Тоже интересно: «Нет ребенка, который знает и умеет все». Знаменитый финский эксперт ответил на вопросы белорусов

«Папа забрал свои вещи и ушел. С того момента в нашей семье начался ад…»

В первый класс меня собирали бабушка и дедушка (со стороны папы). Привели меня в школу с огромным букетом цветов. В школе, кстати, нашей сложной ситуацией в семье заинтересовались.

К концу первого класса начались разбирательства, суд. Детей не вызывали, но я помню, что мы слезно просили забрать нас у матери. Семью стали проверять. Грязный дом, тараканы, абсолютно никакой еды дома – ничего в нашей жизни не менялось.

И мама не менялась. К ней опять стали приходить мужчины, только теперь они приставали и к нам. Мне было 6 лет, сестре – 4. Мы закрывались с ней в туалете, плакали и ждали, когда все уснут. Маме мы говорили об этом, но она не верила.

Позже я стала убегать из дома. Родственникам говорила, что мать попросила отправить меня к бабушке в деревню, они отправляли, а через несколько дней она приезжала с милицией и меня забирали домой. Я опять плакала, так как хотела остаться у бабушки.

Потом мама снова забеременела от отчима и родила девочку. Гулять и пить она не перестала. Снова был суд, меня отдали бабушке. Сестра осталась с матерью.

«Папа забрал свои вещи и ушел. С того момента в нашей семье начался ад…»

Отчим очень любил маму, но не выдержал ее гулянок и покончил с собой. Моя сестра видела, как его посиневшего снимали и увозили… После этого случая всех детей забрали в детский дом. Бабушке сестру почему-то не отдавали. Ее даже хотела забрать семья не из Беларуси, но каким-то образом нам удалось этого избежать. Детей от погибшего отчима усыновила их бабушка.

А наша мама нашла себе другого мужчину и жила себе дальше, как и раньше. Часто, когда мы приезжали в город, бабушка с нами заходила к ней в надежде, что та одумается и начнет с нами общаться. Она хоть и обещала, но даже не звонила.

Когда мама снова вышла замуж, то бросила пить, изменилась, родила сына, сделала ремонт в квартире, но все так же не интересовалась нашей жизнью.

Мать позвонила, когда умер ее очередной муж. Мне тогда было 15 лет. Она стала говорить, что любит меня, но мне было неприятно с ней разговаривать. Через год она умерла от инсульта. На похоронах были все родственники с ее стороны.

Все как-то резко соскучились, захотели общаться, налаживать родственные связи. Но с ними я не общаюсь, ведь все знали о нашей сложной ситуации, но закрывали глаза на это, не вмешивались. А мы — дети, страдали, и некому нам было помочь, кроме бабушки.

Посмотрите: Преступники, БОМЖи и девушки «подшофе». Пятничный вечер с автопатрулём Светлогорского РОВД

Ребёнок плачет мальчик

— Когда мы с сестрой были маленькие, то не понимали, почему так происходит. Почему другие ходят на праздники семьей, а мы нет? Почему у нас нет папы дома? Мы видели, что маме все равно, но почему? Почему нас не отдают бабушке? Столько много было «почему» и детской обиды.

Сейчас мне 26 лет, сестре будет 24. Мы понимаем, что мама с папой просто не нагулялись, по сути мы не были им нужны. Папа, когда бросил нас, начал быстренько устраивать личную жизнь, знал, что мы страдаем, но ничего не предпринимал. Получается, нужны мы были только бабушке, она за нас боролась.

Вспоминаю свое детство и думаю, что не нужно пытаться до последнего оставить детей с матерью. Я считаю, если дали предупреждение и ничего не меняется — нужно забирать малышей из семьи.

Если родителям дети дороги, то ради них они изменят образ жизни, исправятся и заберут назад. Если мамам и папам плевать, то не стоит пытаться создавать видимость семьи и ломать этим детские судьбы.