Кем бы стал футболист Суарес, если бы он родился в Светлогорске

466
 

Луис Суарес в родился Светлогорске фото трибуна бай

Нелегкая судьба таланта. Часть 3. Блог «Картофельная Душа» продолжает свои увлекательные рассказы, о нелёгких судьбах талантов, которых угораздило родиться в Беларуси.


Луис Суарес/Леонид Суарский

Леонид Суарский родился 24 января в городе Светлогорске, в самой обычной беларуской семье. Уже в роддоме за ним стали наблюдаться всяческие странности. Во первых он появился на белый свет уже с одним зубом, а во вторых, спустя минуту после своего рождения, он укусил этим самым зубом фельдшера принимавшую роды.

«Какой он у вас кусачий!» – всхлипнула фельдшер, потирая окровавленный палец.

В возрасте семи лет Леонид переехал вместе со своими «предками» в Могилев. В этом городе пошел в первый класс. На торжественной линейке приуроченной ко дню знаний произошел очередной конфуз. Малыш Суарский пробрался в комнату с аппаратурой и перегрыз провода колонок, вместе с проводами идущим к микрофонам. Директору школы пришлось всю линейку рвать глотку, выкрикивая заранее заготовленную речь.

Благо, учителя, отягощенные дедуктивными методами Шерлока Холмса, не смогли отыскать виновного. Обвинив в происшествии матерого хулигана, восьмиклассника Петьку.

Вскоре у Лени стали проявляться первые признаки таланта. Он очень сильно любил играть в мяч, и это у него получалось. Но вот беда, мяча у него не было. Он весь урок физкультуры гонялся за ребятами бегающими с мячиком в попытках его отобрать, чтобы сыграть в футбол. Ребята же со своей круглой забавой расставаться не желали. На 37-й минуте урока Суарскому все же удалось настичь одного из убегающих владеющего мячом. Им был самый пухлый мальчик класса Федя. Леня тут-же вцепился зубами в его ногу. Шокированный сим событием и одновременно болью Федор мгновенно упал на землю со слезами на глазах. А довольный Суарский побрел в сторону стадиона, чеканя заветный мячик двумя ногами.

Федору наложили пять швов, а потом он еще пять лет посещал школьного психолога. У мальчика развилась фобия уроков физкультуры. Суарского же вызвали к директору в радушной компании родителей. На первый раз Леню простили, но строго-настрого запретили ему кусать детей.

Но недолго музыка играла…

На перемене творился необузданный хаос. Школьники выплескивали свою молодецкую удаль и резвились, аки макаки в зоопарке. Мальчики дергали девочек за косички, те их били в ответ по голове портфелями. Все это сопровождалось диким писком, гоготом и воплями. В общем царила «рабочая» атмосфера школьной переменки. Суарский тихонько сидел за своей партой, ковырясь в зубах зубочисткой.

– Эй, Ленька! Ай-да с нами девок гонять! – подбежал к Суарскому озорной парнишка по имени Стас.

– Да что их гонять…Скукота… – глубоко зевая, ответил Суарский.

– Нет, не скукота. Вот, смотри. Катька Шахович идет, дерни ее за косичку! Поржем! Ха-ха!

– Дернуть Шахович за косичку, это по-твоему смешно?

– Смешнее некуда! Ахахаха!

– Нет, это не смешно… Вот если бы ей эту самую косичку отгрызть… Эх… – мечтательным тоном произнес Леонид.

– Так отгрызи!

– Ай, нет. Настроения нету.

– Трусишь! Ты просто трус. Хвастать только можешь. Слабо?

– Ничего мне не слабо…

– Ну так давай!

Суарский встает из-за парты, тихо подходит к Шахович стоящей к нему спиной, резко хватает ее за косу и впивается в нее своими зубами…

Через 15 секунд коса Шахович лежит на полу. Катька рыдает как Аленушка у ручья, а Суарский хлопает по плечу ошарашенного от увиденного Стасика и говорит:

– Вот видишь, не слабо…

Затем, естественно, был очередной вызов на ковер к директору, на который были приглашены завуч и родители Лени. На свою беду завуч имела дурную привычку грозить провинившимся детям пальцем, при этом крича на них в судорожном припадке. За это она и поплатилась. Она подвела свой палец к лицу Суарского и стала водить его по сторонам, тот не долго думая произвел силовой захват пальца зубами, с последующим выходом на болевой прием. Завуч в ответ с разъяренным визгом побежала созывать школьный «сходняк», то бишь педсовет. На педсовете решили перевести «кусающегося мальчика» на домашнее обучение, от греха подальше. Больше на школьный порог нога Лени Суарского не ступала.

Обучался он дома и с другими детьми ему играть запрещали (т.к. кусается). Социум ему был чужд и дик, а ведь дальше надо было как-то жить.

Когда Суарскому исполнилось 17, его родители всерьез стали беспокоится о будущем мальчика. Для совета они позвали дядю Колю. Дядя Коля был зоотехником, посему считался очень грамотным и уважаемым человеком.

– С волками жить – по-волчьи выть, – загадочно сказал дядя Коля.

– Ты что имеешь ввиду? – вопрошали озадаченные родители.

– Если он не может уживаться с людьми, потому что кусается. Пусть контактирует с теми, кто и сам может укусить. Пускай подается в кинологи!

Сказал дядя Коля, как отрезал (а резал дядя Коля часто). Вскоре были курсы, служба на погранзаставе, вольеры, собаки, обоюдные дрессировки…

Собаки в Суарском души не чают. Он их кормит, играет с ними, кусает когда-нибудь в порядке воспитания. В общем, стал вожаком и возглавил стаю. Не верите? Приезжайте в Могилев и сами посмотрите.

Фото: by.tribuna.com.