Наши в Индии: стоит выйти на улицу, и ты встретишь весь этот «трэш»

224
 

Анита Куркач в Индии 2014, волонтёр, человек, девушка

Анита родом из Светлогорска, она довольно известная личность среди пользователей интернета, которые интересуются модой и стилем, ее можно назвать одним из ведущих fashion-блогеров в Беларуси. Кроме того, Аниту многие знают как талантливого музыканта и исполнителя. Однако тема нашего разговора была далека от моды и музыки. Поводом для беседы стала недавняя волонтёрская поездка Аниты Куркач в Индию…

Эта страна стала мечтой Аниты после прочтения книги Дэвида Робертса «Шантарам».

Шантарам (англ. Shantaram) — роман австралийского писателя Грегори Дэвида Робертса. Впервые издан в Австралии, в 2003 году. В 2010 году вышел в России. Основой для книги послужили события собственной жизни автора. Основное действие романа разворачивается в Индии, в Бомбее (Мумбаи) в 1980-х годах.

«Я была очень впечатлена рассказами Робертса об Индии, и в частности, о Бомбее, – говорит Анита. – Очень хотелось побывать в этом удивительном городе, познакомиться с его культурой, народом. И моя мечта сбылась».

Девушка отправилась в страну мечты, став участницей волонтерской программы. Волонтерская деятельность – это оказание некоей безвозмездной помощи нуждающимся, а потому не столько отдых и туризм ожидал волонтеров, сколько конкретная работа: трудная и приятная одновременно.

«Бомбей встретил нас шумом, яркими красками и множеством разнообразных запахов, – делится впечатлениями Анита. – Мы ехали в такси, водитель которого ни разу не остановился на красный свет, на дороге – шум-гам, все сигналят, кричат, везде мелькают яркие одежды – сари… Это непередаваемые ощущения!»

После Бомбея путь волонтеров лежал в Калькутту– один из самых больших индийских городов.

«Мегаполис, население которого превышает 4,5 миллиона человек, как только не называют: Город дворцов, Черная дыра, Кладбище Британской империи, Жемчужина Востока, – говорит Анита. – Только сюда никто не хочет ехать. Мы (волонтеры – прим. авт.) были едва ли не единственными белыми людьми. В Калькутту приезжают люди без гражданства, бедные, нищие, калеки, прокаженные…»

Калькутта находится в дельте священной для всех индийцев реки Ганг. Сам город основан на реке Хугли – одном из рукавов Ганга. В 140 километрах от Калькутты Ганг впадает в Бенгальский залив. Вся территория вокруг исчерчена множеством речных протоков, создающих бесчисленные лабиринты. Священные воды Ганга берут свое начало высоко в Гималаях и несут свои безмерные потоки в Бенгальский залив, собирая по пути отходы производства, сточные воды и нечистоты. Среди причин загрязнения реки не только перенаселение городов вдоль её русла, но и обычаи погребения в Ганге. Сюда со всей Индии приезжают люди умирать, чтобы быть кремированными на берегу реки. Их несгоревшие останки сбрасывают в воду. Но бедных людей, которые при жизни не накопили средств на кремацию, а также умерших незамужних девушек, беременных, детей — не сжигают, а сразу бросают в реку…

«Когда в Калькутте начинается сезон дождей, река поднимается, выбрасывая весь свой мусор, – рассказывает моя собеседница. – Грязь и незнание элементарных правил гигиены приводят к развитию множества болезней. Одна из целей нашего волонтерского движения как раз и заключалась в том, чтобы донести до необразованных индийцев важность соблюдения гигиенических правил. Речь идет именно о бедном населении Индии, о котором здесь никто не заботится. Здесь нет социальных программ по защите этой категории граждан, малоимущих, детей, как, например, в нашей стране. Люди с достатком, даже со средним, не испытывают в Индии трудностей с получением образования и воспитания».

Волонтеры ездили по деревням, посещали детские дома и школы, которые созданы на средства волонтерских организаций, привозили различные средства гигиены, рассказывали об их использовании…

«Однажды во время наших «уроков» мы заметили плачущую женщину, – рассказывает Анита. – Через переводчика мы узнали, что ее маленького ребенка недавно принесли в жертву местному божеству. Выяснилось, что малыш заболел дифтерией, а затем, вероятно, сходил в туалет у источника с водой, откуда все пили, брали воду для приготовления пищи,мыли посуду. В итоге дифтерией заразилась почти вся деревня. Было принято решение сжечь ни в чем не повинного ребёнка, чтобы задобрить высшие силы… Этого можно было избежать, если бы люди владели знаниями хотя бы о гигиене».

В Калькутте как нигде наблюдается огромная пропасть между бедными и богатыми людьми.

«Стоит дом богатый, как дворец, и слуги здесь работают на хозяина, а рядом к забору приделаны палочки и в этих шалашах живут бедняки, – вспоминает Анита. – Или, например, ты находишься в богатом отеле, там все на высоком уровне, но стоит выйти на улицу, и ты встретишь весь этот «трэш»: запахи, грязь, крысы, тараканы, все это бегает…»

Из наблюдений Аниты следует, что в Индии очень много бездомных, много детей, а вот пожилых, наоборот, мало. Тяжелая работа бедняков и условия проживания сокращают жизненный путь индусов.

«В Калькутте я увидела настоящую уличную жизнь, – рассказывает Анита. – Люди живут на улице,спят на улице, моются на улице, рожают детей на улице, и умирают на улице…»

Волонтерам доводилось ночевать и в богатых домах.

«Среди ночи нас разбудили крысы, но с ними здесь никто не борется, – говорит моя собеседница. – Кстати да, кошек я там не замечала. Видела собак, причем собаки по ночам очень воют, у них там идет борьба за территорию, по крайней мере, нам так пояснили. Собаки, напоминающие гиен, в очень ужасном состоянии, с выдранными кусками шерсти и кожи. Много впечатлений…»

Заинтересовавшись этим моментом, я обратилась ко всезнающему интернету. Оказывается, в некоторых районах Индии крыс не только не боятся, но даже почитают как священных животных. А вот домашних животных в этой стране держать не принято, они гуляют сами по себе. Редко где в доме можно встретить собаку и тем более кошку. Все эти особенности связаны с тем, что животный мир для индусов – неотъемлемая часть их религиозных верований, многие четвероногие являются для них настоящими божествами, которых почитают и боятся обидеть.

Побывали волонтеры и на севере Индии.

«Температура воздуха здесь была градусов на десять ниже той, что в Калькутте, – рассказывает Анита. – И снова мы столкнулись с незнанием, которое приводит к тяжелым последствиям. Дети одеты в куртки, шапки и даже шарфы, но в то же время они с голой попой и босыми ногами. И никому не приходит в голову, что ребенка нужно просто одеть. Вследствие незнания у детей развиваются болезни почек, все застужено…»

Неудивительно, что каждое слово волонтеров воспринимается здесь как нечто посланное свыше, ранее неизведанное.

«У местного населения приезжие волонтёры имеют вес и значимость, – говорит Анита. – Бедные индусы воспринимают белых людей, как благословенных, прикасаются к ногам, чтобы «заразиться» этим благословением».

Помощь деньгами – плохая помощь, считают волонтеры, если не купить на них конкретные вещи, не вложить в строительство школ, приютов, домов, а просто отдать в руки нуждающимся.

«Если, приехав в Индию, ты просто станешь раздавать деньги, то грош цена такой помощи, – продолжает Анита. – А если сможешь чему-то научить, то это уже настоящая помощь. Учить детей сюда приезжают преподаватели английского языка. Если ты, к примеру, умеешь шить и можешь научить этому, то велика вероятность, что в будущем этот бедный индус сможет заработать себе на пропитание, и ему не придется умирать с голода. В целом, проблема неграмотности стоит очень остро, так как за обучение нужно платить деньги (около 20 долларов в месяц), которых у бедных, живущих на улице людей просто нет. Жизнь здесь идет по принципу: родился на свалке – все твои потомки наверняка проведут жизнь также, посчастливилось родиться в богатой семье – практически гарантировано, что из поколения в поколения жизнь будет в достатке».

Анита рассказала, что дети в Индии очень открытые и добродушные, и, не смотря на бедность, не жадные.

«В одном из приютов мы решили провести «День детства», – рассказывает девушка. – Накупили печенья, шариков, стали придумывать, какие игры можно провести с ребятами. Но как только дети увидели, что мы надуваем шарики, то все вопросы отпали. У них было столько счастья просто от того, что они видят воздушные шары, могут с ними играть, что выдумывать еще что-то даже не пришлось. Проводили конкурсы, команда-победитель получила пачку печенья. И что же мы увидели? Ребята тут же стали делить эти печенюшки по крохам на всех детей – и проигравших, и победителей! В срочном порядке пришлось награждать и вторую команду…»

Волонтеры посетили наибеднейшие районы – трущобы.

«Были в трущобах. Это то место, где живут самые бедные люди. Они живут возле железной дороги. Их дома сделаны из картонных коробок, каких-то листов ржавого железа. Комнатка два на два, в которой может до десяти человек жить, – вспоминает Анита. – Здесь мы познакомились с девочкой, которая уже пять лет не выходит из дома. Предположили, что она подверглась насилию, когда пошла в школу. С тех пор она не разговаривает, сидит в уголке, ей подносят еду, как собачке. Мы пытались с ней разговаривать, обнимать, и она вроде как оживилась даже. Насилие, кстати, еще одна из проблем Индии. В одном из регионов родители обратились к местной власти, чтобы те приняли хоть какие-то меры по защите детей, однако закончилось все тем, что им пригрозили увольнением с работы, сказав, что это естественный процесс, бороться с которым нет смысла…»

Еще одно место дислокации бедных слоев населения – плантации. Здесь жизнь, кажется, не изменилась с тех пор, как закончилось эпоха колониального господства британцев.

«Наша группа побывала и на плантациях. Когда Индия являлась колонией Англии, сформировалась устойчивая система: работники живут и трудятся на плантации, подчиняются белому хозяину, – рассказывает Анита. – Время изменилось, а они так и живут. Англия ушла, а люди не знают другой модели управления. Теперь у них господин – индус, а работники живут также, не имея представления о другой жизни».

Анита: «На этом фото – жители чайных плантаций. В день нужно сдать не менее 9кг чая, а получают за это самую малость. Тяжелая работа. Себе чай брать нельзя, ибо это один из самых дорогих сортов, предназначен для экспорта. Заберешь чай – сядешь в тюрьму…»

Анита рассказала, что от жителей чайной плантации узнала, что не так давно к ним приходил тигр и убил ребенка. Убивать этого дикого зверя здесь нельзя. Однако люди тайно организовали охоту на хищника, чтобы обезопасить себя.

Невозможно представить фауну Индии и без знаменитых индийских слонов. Нередко дикие особи приходят в деревни в поисках… спиртного. Оказывается, слоны очень любят вино, и чтобы утолить свою алкогольную жажду приходят к людям. Очень часто пьяные слоны буянят и разрушают дома.

«А у подножия Гималаев мы каждый день встречали обезьян, – говорит Анита. – Это животное здесь тоже священно. За убийство обезьяны человека ждет суровое наказание».

Вообще, в Индии чуть ли не каждое второе животное является священным в том или ином регионе. Зато по отношению к детям моя собеседница не заметила проявления большой любви.

«Среди бедного населения практически нет проявления любви к детям, – отмечает Анита. – Не потому, что индусы бессердечны. Просто все время бедняков отнимает трудная работа. Если нет работы, нет денег, то многие отцы пьют. Родители не находят времени для общения с детьми. В то же время, они очень радуются, когда ребятня получает шанс учиться, благодаря волонтерам. Очень трудно сиротам, бездомным. В одной из школ мы узнали, что шестеро детей уже не ходят на уроки. Они стали употреблять наркотики, это, естественно, привело к серьезным изменениям их здоровья, умственной отсталости. Наркотики там достать легко, они доступны для детей, никто не говорит, что это плохо. Кроме того, в Индии процветает торговля детьми. Их избивают, многие дети изувечены, чтобы использовать их внешний вид для попрошайничества. Там все калеки сидят на улице и просят милостыню…»

Но милостыню нужно подавать не деньгами, а, например, едой, утверждает Анита. Ведь, скорее всего, за углом деньги у ребенка отберет его «хозяин». Даже если вы даете продукты, то их лучше открыть, иначе та же пачка печенья будет заново продана, а ребенок так и останется голодным.

«Во время нашей поездки пришлось побывать и в мега-экстремальных для меня ситуациях, – улыбаясь, говорит Анита. – Нам предстояла поездка на поезде, а поскольку в Индии вагоны разделены на мужские и женские, то мы долго не могли определиться, в какой нужно пойти нашей группе, состоящей из парней и девушек, чтобы не разделяться. Пока мы решались, поезд тронулся, все успели заскочить в вагон, а я осталась. Паника и ужас от того, что я могу остаться одна, придали сил. Адреналин зашкаливал. Когда мне все же удалось запрыгнуть в поезд, я ощущала себя героиней фильма, не меньше (смеется)».

Пришлось нашей соотечественнице столкнуться и с представителями одной из каст неприкасаемых – хиджра. Эти транссексуалы собирают дань на улицах города, рассчитывая, как правило, на набожность индийцев. Проклятия хиджры (мужчины в сари) они побаиваются, как и гнева богов. Кстати, в апреле 2014 года Верховный суд Индии официально признал хиджра и трансгендеров третьим полом…

«Как-то на улице резко стало очень тихо, что не характерно для этой страны, – рассказывает Анита. – Мы увидели группу людей в сари, которым окружающие давали деньги. Когда же они подошли ближе, выяснилось, что это мужчины, одетые в женскую одежду. Люди платят им дань, так как считается, что представители этого сообщества могут проклясть, всего лишь махнув левой рукой. Индийцы говорят: «Правая рука кормит тело, левая рука моет тело», поэтому левая рука в Индии считается нечистой».

Место, где волонтеры чувствовали себя, как дома, и откуда не хотелось уходить, – дом сестер милосердия, продолжательниц великого дела матери Терезы.

«В Калькутте мы побывали в доме матери Терезы, — говорит Анита. – Для меня было великой честью познакомиться с сестрой Гертрудой, на руках у которой умерла мать Тереза. Она сказала нам: «Мы все, как ручки: важно, чем мы пишем, важно иметь внутри стержень, всё, что мы делаем, нужно делать с любовью…»

На фото: Комната матери Терезы.

Мать Тереза (Агнес Гонджа Бояджиу) родилась 27 августа 1910 в г.Скопье (современная Македония, в те годы – Османская империя) в албанской семье. В возрасте 12 лет девочка решила стать монахиней, в 18 вступила в конгрегацию лоретских сестер – ирландский католический орден, осуществлявший миссионерскую деятельность в Индии. Сначала она работала в школе для девочек в Дарджилинге, городе к северу от Калькутты, в течение 20 лет преподавала географию в школе св. Марии неподалеку от Калькутты, несколько лет была директором этой школы. В возрасте 36 лет почувствовала призыв «оставить монастырь и служить бедным, живя среди них». В 1948 основала Орден милосердия и посвятила себя служению обездоленным жителям калькуттских трущоб. В год, когда ее конгрегация была официально признана церковью, приняла индийское гражданство (1950). К моменту, когда мать Тереза получила Нобелевскую премию, сестры ордена работали уже во многих странах. Умерла мать Тереза в Калькутте 5 сентября 1997 года.

«В хосписе, который находится рядом с домом матери Терезы, сёстры ухаживают за больными, изувеченными – нелюбимыми, нежеланными, брошенными, – рассказывает Анита. – Ежедневно сестры кормят бедных, заботятся о детях-аутистах, ухаживают за прокаженными. Они не брезгуют, а любят…»

Бедность, нищета, антисанитария, вездесущие крысы, огромные тараканы, груды мусора на улицах, жизнь здесь же, в этом уличном мусоре, не смогли отбить у 23-летней Аниты Куркач желание в будущем вновь посетить Индию. Ведь среди всего этого ей удалось рассмотреть самое важное: что сердца у индийцев – щедрые, что детям здесь нужны не айфоны и красивые наряды, а образование, любовь и внимание, их глаза тронули девушку до глубины души…

«Говорят, если ты побывал в Индии, то тебя либо на всю жизнь отвернет от этой страны, либо ты еще и еще туда будешь приезжать, – сказала в конце нашей встречи Анита. – Я отношусь ко второй группе».

Автор: Юлия Довлетова, Ранак. Фото: Анита Куркач.