«Понаехавшие». Правила жизни от молодой сельской учительницы, которая спасает птиц и ездит на Канары

220
 

Продолжаем искать причины и способы красивой жизни в местах, где полагается, наоборот, тихонько сидеть, покрепче ухватившись за соцстандарты. Где в любую сторону миллион километров пешком до ближайшего концерта Скриптонита. Где, скорее всего, даже Зыбицкой нет… Юная учительница Настя уехала из Минска, устроилась на самом краешке Гомельской области — и сидит там, свесив ноги.

Вересница не резиновая

 

В Минск такое небо завозят редко. И его там быстро разбирают — на Instagram для всех не напасешься. А тут можно черпать открытым способом и экспортировать.

Агрогородок Вересница расположился выгодно — на трассе между легендарным городом Туровом и остальным миром. Легендарность — ресурс, конечно, на любителя, но в Турове еще есть (помимо неба) знаменитые сыры и зеленый горошек. Это добро фурами и везут через Вересницу. На западе — Брестская область и прочая Польша, на юге — Украина. Не то чтобы местные прямо не покладая рук зарабатывали на таком трафике… Ну просто неохота.

На горизонте изо всех сил семафорит «комитет по встрече» — Анастасия Блоцкая, ее четырехлетний сын Леха и кот Отто (фон Бисмарк), который старше и рассудительнее всех тут вместе взятых. Отсутствует только Василий, муж Насти: он сейчас зарабатывает деньги. Это ему принадлежит ключевая роль в том, что девушка вообще очутилась в этих краях.

Примечательно, что и 26-летняя Настя, и 36-летний Василий по образованию учителя физкультуры. Насколько пригодилось такое образование в реальной жизни, мы сейчас увидим.

Вообще-то, на молодых энтузиастов (на самом деле нет: они не энтузиасты, а прагматики), которые не сбежали после двухлетней отработки, мы насмотрелись в предыдущих сериях цикла «Оставшиеся». Но Настя с Василием — особый случай. Их сюда никто не распределял, они больше похожи на «понаехавших». Оказывается, понаехать можно не только в столицу.

Настя смеется: родители руками и ногами старались выпихнуть в Минск, а детишки вон куда просочились. И сидят довольные. Бисмарк на все это веселье смотрит скептически.

Виражи и развилки

 

Жизнь рисовала довольно красивые, хоть и рискованные виражи.

Настя считает себя потомственной горожанкой, хотя так вышло, что половину своей невеликой жизни провела в деревне. Точнее, в деревнях. Она родом из Светлогорска. Как и мама, и папа. А до этого, когда еще не было Светлогорска (он появился в 1961-м), бабушки с дедушками уже жили на его месте. Это потом вокруг них город построился.

Ладно, Светлогорск тоже не бог весть какой мегаполис. Но Настя росла в квартире, про сельскую жизнь знала только из телевизионных былин. Примерно то же знали и ее родители. А потом случился первый вираж.

Читайте также: Как столичные журналисты видят Светлогорск

— Мама с папой работали на комбинате, все как у всех. А в девяностые начались проблемы, кризисы эти… И они, совершенно городские люди, вынуждены были переселиться в деревню. Отец учился на зоотехника и, чтобы нас содержать, работал пастухом, мама пошла учиться на осеменатора… Всякое было, жили небогато, зато в своем доме. Я тогда в деревенский садик ходила, так там даже бассейн был, представляете?! — Настя, похоже, сама не верит, что успела пожить в такую интересную эпоху.

Это не первый и не последний такой финт судьбы. Настина жизнь раскручивается по спирали, витки накладываются: город, деревня, снова город… Она, похоже, уже привыкла к резким виражам и вошла во вкус.

С годами жизнь налаживалась. Отец стал главным зоотехником в хозяйстве под Минском, получил там дом.

— Счастью не было предела: городская жизнь, столица под носом! Еще я ездила в Италию по гуманитарной программе, там и появилась первая любовь. Ну, на то она и первая…

Перед Настей были отображены разные траектории возможного развития событий. Самый очевидный вариант — выйти замуж за итальянского ухажера и уехать жить на Апеннины. К этому все и шло. А вывело почему-то в Вересницу, о существовании которой Настя тогда вообще не подозревала.

— Отправилась я в посольство оформлять документы на выезд. Жду, вся уже практически в Италии. Подходит милиционер, спрашивает документы… Кто ж знал, что он станет моим мужем?!

Слово за слово — поженились. Имея педагогическое образование, Василий трудился милиционером, охранял посольство. Настя заочно училась в БГПУ. Так и жили — снимали квартиру в Минске да мечтали построить собственную. Только на мечты денег и хватало.

— Со временем поняли, что это нам не по карману. Работает-то только Василий, а с родителей деньги тянуть — это не дело. Вот и решили уехать к Васе на родину, в Житковичский район, о котором я даже не слышала. Родители в шоке! Они-то хотели, чтобы дети жили в столице, нашли зятьев с приданым, а тут на тебе!

Канары и прочие бюджетные развлечения

 

В Вереснице масштабы другие. Небо больше, квадратный метр — шире и квадратнее, цены ведут себя приличнее. Купили двухкомнатную квартиру, строят собственный дом.

Василий с его университетским образованием работает водителем на нефтеперекачивающей станции, платят нормально. Настя успела два года поработать учительницей, теперь ждет второго ребенка.

— А зачем люди вообще идут в учителя? Вы же знали, что зарплата, скажем, невысокая, что заставят писать бумажки, гонять детей за «деловой стиль», делать другие вещи, о которых не принято говорить…

— Ай, надо проще ко всему относиться, — Настя переводит тему. — Главное, чтобы тебе с детьми было интересно. И чтобы они слушали тебя не потому, что боятся, а потому, что им тоже интересно.

Рядом грохочет собственными богатствами и родительскими спортивными медалями Алексей. Сам он с карьерой почти определился — собрался в военные (уже обзавелся камуфлированными носками). В крайнем случае — в трактористы. Настя так далеко не заглядывает.

Хором вместе с сыном они перечисляют преимущества и недостатки жизни в деревне: до Припяти 15 минут ходьбы (правда, рыбалка платная), зимой на пруду можно расчистить лед — будет «Минск-Арена», деньги лишние тратить не на что (пока не решили, плюс это или минус).

— А насчет скучно — так тут просто ощущения острее, интенсивнее и натуральнее. Из развлечений — например, огород, — Настя, похоже, всерьез верит, что, пропалывая грядки, можно получать удовольствие.

— Еще строим дом. Иногда ездим в Минск к родителям. И не всякий житель столицы так часто бывает на концертах и в минских музеях, как мы. Еще на море можно съездить — вот в прошлом году мы были на Канарских островах.

— Разве деревенские учителя с 350 рублями зарплаты ездят на Канары? Как это?

— Очень просто. Если не связываться с турагентством, то все реально. Сами ищете отель, билеты, арендуете машину. Мы так много где побывали, — Настя кивает в сторону многочисленных трофейных магнитиков.

Птицы в голове

 

На тумбочке никак не дождется своего поезда «Анна Каренина».

— Не могу дочитать, — оправдывается Настя. — Теперь орнитологические справочники все время занимают.

Дело в том, что у нее относительно недавно обнаружилось хобби, о котором она раньше тоже не подозревала (как и о существовании Вересницы). Теперь Анастасия — предводитель районной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны». Сплошные птицы в голове. И мужа заразила.

Алексей встревожен: нашел какое-то существо, выпавшее из гнезда. Боже, надо что-то делать!

— Похоже, серая мухоловка.

Для нас-то что мухоловка, что овсянка, ветрянка или трасянка — примерно один зверь. Но Настасья разбирается, прямо профессор:

— Вот так надо держать.

Выбираем наименьшее из зол — подсадить птенца в гнездо под крышей, авось выживет.

Теперь в зону ответственности Анастасии входит знаменитый туровский луг, где, говорят, не гнездится только ленивый, — посмотреть на это чудо приезжают со всего мира. Девушка переживает: зарастает луг, нужны коровы, чтобы съесть лишнее, да где ж их взять.

Вообще, «птичьих» забот теперь полон рот. Такие, как Настя, волонтеры следят за своими участками, помогают профессиональным орнитологам.

— И ты ничего за это не получаешь?

— Как это ничего?! А кепочка?

Еще Насте выдали казенный бинокль и красивые определители, которые затмили Льва Толстого. Большой и дорогой фотоаппарат купила сама. Для нее это интересное и настоящее дело, в столице такого не найти.

…Алексей, который успел увешаться хоккейной атрибутикой, виснет на отце, пришедшем с работы. Тот оценил старания:

Расскажи, Леша, за какую команду ты болеешь.

— «Динамо»! — гордо предъявляет шарф, привезенный с матча.

Интересно, — улыбается Василий, — а кто всю игру кричал за «Металлург»?

Алексею не жалко: должен же хоть кто-то был покричать за «Металлург»…

Думаю, теперь мы не уедем, — Настя надеется, что на этом слишком лихие виражи закончились. — Тут у нас все есть, все устраивает. Дом достроим — будет еще лучше. Просто надо жить по средствам, не брать кредитов и делать то, что нравится.

Автор: Андрей Рудь, onliner.by. Фото: Глеб Фролов, onliner.by.