Надежда Дударенко провела пресс-конференцию в Минске

0
51
 

Ирина Моцная, Надежда Дударенко и Елена Кашина, женщины, приёмные матери

Слева направо: Ирина Моцная, Надежда Дударенко и Елена Кашина.

6 ноября в Минске состоялась пресс-конференция Ирины Моцной и Надежды Дударенко — двух приемных матерей, у которых местные власти со скандалом отобрали приемных детей.

История Надежды Дударенко из Паричей Светлогорского района (Гомельская обл.) длится уже два года. Местные власти обвинили ее в неприспособленности жилища для того, чтобы в нем жили приемные дети: якобы им не хватало письменных столов, а подставка для зубных щеток находилась слишком высоко. Сама Дударенко говорит, что это месть чиновников за ее общественную активность при попытке защитить детей от избивавшей их в школе учительницы.

Ирина Моцная демонстрирует статью из местной газеты, в которой ее жалобы в Комитет госконтроля называют причиной увольнения председателя Климовичского райисполкома Виталия Гришанова.

У Ирины Моцной из Климовичей (Могилевская обл.) летом этого года отобрали семерых детей. Ее семья считалась одной из лучших в Климовическом районе. Однако в июне муж Ирины неожиданно покончил жизнь самоубийством, и чиновники, ссылаясь на якобы «нездоровую атмосферу» в семье решили закрыть детский дом семейного типа и отобрали детей. Сама Ирина уверена, что это случилось после ее требования привести в порядок здание, выделенное Моцным для детского дома. Из-за жалобы Ирины тогда были наказаны многие чиновники, а председателя Климовичского райисполкома Виталия Гришанова сняли с должности.

Теперь на Ирину Моцную завели уголовное дело по нескольким статьям: ей инкриминируют избиение детей. Однако сама Ирина называет все это неприкрытой коррупцией.

«Сейчас идет следствие по уголовному делу против меня. Я сама дала подписку о неразглашении тайны следствия. Одновременно с этим я сужусь с Климовичском горисполкомом. На предыдущем заседании суда моя адвокат попросила представительницу исполкома Светлану Бузо перечислить нарушения, по которым меня лишили опеки над детьми. Бузо сказала, мол, все есть в документах следствия. Моя адвокат сказала, что очень хорошо знакома с материалами следствия и там нет фактов этих нарушений. Тогда Бузо попросту отказалась отвечать на этот вопрос.

Приемный сын Моцных Виталий был даже награжден премией Специального фонда Лукашенко по поддержке одаренных учащихся. Кроме этой награды Ирина Моцная привезла с собой целую кипу грамот, которые, по ее словам, свидетельствуют, что в семье детям были предоставлены все возможности для всестороннего развития.

Но самое любопытное произошло на следующем заседании, буквально три дня назад. Во время судебных прений Бузо начала зачитывать материалы следствия. Те самые, которые я обязалась не разглашать под подписку. Это произошло на открытом процессе, в зале были посторонние люди… То есть сам Следственный комитет разглашает эти материалы. Но когда судья хотела приобщить эти бумаги к материалам судебного дела, Бузо отказалась. Видимо, поняла, что наделала», — такой пример привела Моцная в подтверждение своей позиции.

Юрист Елена Кашина, которая занимается такими делами, подтвердила, что случаев, когда власти начинают давить на опекунов за то, что те защищают свои права и права приемных детей, по всей Беларуси очень много:

«В истории Ирины, Надежды и в других случаях работает одна и та же схема: их снимают с должности опекуна без законных оснований. Обратите внимание: у Ирины была счастливая семья, она продемонстрировала нам кипу грамот и благодарностей. Но заявление в отношении семьи Моцных поступило 8 июля, а 12 июля райисполкомом уже принято решение отобрать детей. Ни у кого так быстро детей не забирают. То есть решение принято без всякого разбирательства.

Я ознакомилась с этим решением. В самом решении приведена одна из статей Кодекса о браке и семье, а ссылаются они на другую. Решение само составлено небрежно, возможно оно и принято небрежно?

Более того, на сегодняшний день проверка по делу Ирины Моцной не завершена, однако детей по решению райисполкома у нее уже отобрали. Конечно, если бы сначала была проверка, а на ее основании — решение, я бы даже с ним согласилась бы, изучив все документы. Но в деле Моцной порядок нарушен. В данном случае любая проверка будет обосновывать решение исполкома».

Кашина обратила внимание, на то, что проверки приемных семей проводятся внезапно, а акты проверок не показывают опекунам — это позиция Министерства образования.

«Однако таким образом в акте можно написать что угодно. И именно на таких актах базируются все решения исполкомов о том, чтобы отобрать детей. Пока на таком акте нет подписи лица, которое проверяют, либо отказа от подписи, такой акт нельзя считать законным. Мы долго пытались донести это чиновникам, но результатов пока нет. У меня есть ответ за подписью Виктора Якжика [заместитель министра образования — К.Х.] о том, что так и должно быть», — говорит Кашина.

Еще однако проблема — нелепость законодательства, которое находится в «каменном веке».

«Ключевой пробел законодательства: опекунов нельзя уволить. Можно только освободить или отстранить. Но освободить от опекунства можно, если ребенок вырос, его усыновили или вернули биологическим родственникам. Если ты не подходишь как сотрудник, тебя отстраняют от опекунства и дальше ты не можешь быть ни опекуном, ни приемным родителем.

По-сути, когда опекунов увольняют с работы, им вменяют и семейно-правовую ответственность. Пример — приемная семья Захаричей. Им инкриминировали прогул, когда опекуны уехали, оставив детей родственникам. В результате обоих опекунов отстранили от опекунства, хотя только один из них был нанят отделом образования и прогулял работу. Покажите мне, где они совершили предусмотренные статьей 168 Кодекса о браке и семье правонарушение, за которые отстраняют от опекунства?» — пояснила Елена Кашина.

Ирина Моцная и Надежда Дударенко собираются бороться за своих детей и дальше, совместно с правозащитниками.

Автор: Кирилл Хилько, nn.by. Фото: nn.by.