Художник: «Теперь я могу рисовать Париж так же просто, как Шатилки, Светлогорск и Якимову Слободу»

художник Сергей Каваль

Телефонный звонок застал меня в дачном саду. «Может, все же не ехать в этот Париж? – узнал голос художника Сергея Каваля. – Мне и здесь хороших тем хватает… Как считаете?» Невольно припомнились его давние слова: «Солнце везде одинаковое. Природа – как первоисточник познания. Все естественное – бескорыстно. И природа бескорыстная тоже…» Я оглянулся. Вокруг – близкий лес с влажным запахом видневшейся Березины, древние курганы… Действительно, красиво! И в его родной деревне такой красоты немало. Может, еще и лучшей. Однако ж совсем недавно Сергей беспокоился, что не успеет до отъезда оформить заграничный паспорт. И вот теперь… «Надо один раз съездить хотя бы для того, чтобы потом не хотелось»,– поспешил я ответить. Где-то в Якимовой Слободе послышался знакомый добродушный смех художника. «Разве что так…. Ну, ладно, убедили…»

Давно знаю Сергея. И каждый раз, встречаясь с ним, думаю, что настоящий художник всегда сохраняет верность своему детству. Это придает произведениям искренность и первичность мироощущения, без чего просто невозможно представить изобразительное искусство. Особенно это относится к живописцам, которые исповедуют инситное, или наивное искусство. И ничего обидного нет в том, что их время от времени называют примитивистами. Именно они как будто синтезируют традиционное народное творчество – лубок и то, что считается наивным реализмом. Стремление к простоте, но не к упрощенности, лаконизм изобразительных средств, яркая расцветка, рассчитанная обычно на зрительный эффект, пояснительные надписи… Это далеко не полное перечисление особенностей такого художественного творчества. К нему нередко обращались и мастера профессионального искусства, творчески имитируя то, что им показалось интересным.

Вот почему и произведения Сергея Каваля сразу же обратили на себя внимание во время коллективной выставки местных художников в картинной галерее «Традиция» имени Германа Прянишникова. Его «Девочка с яблоками» и «Мальчик из детского дома» поражали сутью своих не лучших жизней. Художник сумел сказать этими сюжетными портретами даже что-то большее, чем воплотил красками. Немногоцветным, сдержанным колоритом он передал не только внешний, но и внутренний драматизм своих героев.

Это были первые произведения художника, с которыми познакомились светлогорцы. Мне же довелось видеть шикарный каталог «Свет и тени», изданный международным автомобильным холдингам «Атлант-М». Из него и узнал, что Сергей Каваль родился в 1960 году, учился в институте народного хозяйства, затем работал строителем, грузчиком, шофером… Возвратился в родную деревню.

Оказывается, в Минске прошли две его персональные выставки. Многие картины приобрели коллекционеры из Германии, Франции, Бельгии, России.

Сказки Мирского замка, картина, мост, лошадь, люди, русалка, лодка, художник Сергей Каваль

Многие его произведения (а они очень пространственные) посвящены крестьянской жизни, быту. Как-то действительно по-детски искренне передает он свое ощущение родной природы, точнее, гармонии с нею. Его деревенские фантазии очень реалистичны, хотя и стилизованы. Мастерство свободной, непринужденной композиции в каждой из них просто восхищает. И, тем не менее, ощущается именно та целостность, которую нельзя нарушить.

Было бы, однако, наивным считать его наивное искусство отстраненным от всех и от всего. Не только Пиросмани, но и многие другие знаменитые художники вспоминаются, когда листаешь каталог «Свет и тени». Этого не скрывает и сам Сергей. Вот некоторые названия его картин, которым он придает особую ассоциативную значимость: «Разговор с приятелем Моцарта», «Странствие в никуда» (интерпретация картины Сальвадора Дали «Аптекарь из Фигероса, который не ищет абсолютно ничего»), «Первый снег. Сон Пиросмани в «Райском саду» Босха», «Странствие Хуана Миро и Пабло Пикассо в Африку». Это далеко не полное перечисление, ибо упоминаются такие знаменитые художники, как Сарьян, Модильяни, Сутин… Он пишет копии произведений Тимура Сюдзана, Масанобы, не забывает Шекспира, Хемингуэя, посвящает свои творческие фантазии Анри Матису… Ассоциативная масштабность очевидна.

Мастерство Сергея Каваля настолько естественное, что остается неприметным. А это яркое свидетельство настоящей талантливости. Лично мне показалось, что многие его картины существовали всегда. Так думал, когда вглядывался в «Рождественскую ночь», «Сны моего города», «Райский сад», эскиз гобелена «Венеция», «Космическую одиссею», в портреты женщин разных стран мира.

Цикл картин (и это тоже для него очень естественно) посвящен детям. В них Сергею Кавалю не пришлось отказываться от своих основных стилистических особенностей. Разве только «детскости» – яркой, захватывающей – значительно больше («Лето в деревне», «Лучшие в мире», «Райский остров», «Русалка на острове Чунга-Чанга»). И все же особенно проникновенно проявил себя художник в многоплановых, многолюдных (так и хочется сказать, многосюжетных) картинах, посвященных Якимовой Слободе и Светлогорску («Моя родная деревня Якимова Слобода», «Сенокос», «Старый Светлогорск», «Моя улица»). Две последние из них он подарил картинной галерее «Традиция».

Творческий портрет Сергея Каваля будет неполным, если не сказать, что на его счету ряд икон («Дева Мария», «Иисус Христос», «Николай Чудотворец» и другие). А еще он увлекается деревянной скульптурой. Тематический диапазон и здесь самый разнообразный, но главным остается искреннее, проникнутое талантливой наивностью, изначальное ощущение искусства. Мне довелось видеть репродукции его картин в еженедельниках «Культура», «Літаратура і мастацтва», газете «СБ Беларусь сегодня». Знаю, что он представлен в альбоме художника и эссеиста Юрия Малаша «Сокровенное наивных художников Беларуси», презентация которого прошла в выставочном комплексе историко-культурного музея-заповедника «Заславлье». Кстати, в художественном фонде этого музея есть шесть произведений и Сергея.

Известность художника в деревне Якимова Слобода пока почти не ощущается. После смерти матери живет Сергей Николаевич с отцом в родном доме. Все чаще становится проблемным приобретение красок, холста. Картины приходится отдавать по стоимости того, что необходимо для работы. Щедрость художника вошла уже в местные поговорки…

Для чего я пишу эти скромные заметки? Чтобы напомнить о том признании, которое объявлено? Вряд ли оно поможет. А вот обратить внимание Союза художников на еще одного очень талантливого человека хотелось бы. Почему бы не принять его в это профессиональное объединение? Не имеет специального образования? Так ведь все знаменитые представители примитивизма были самоучками: и Пиросмани, и бабушка Мозес, и Мария Примаченко… А художник из Якимовой Слободы действительно умеет создавать красками легендарно- сказочное марево, которому просто нельзя не верить.

…И все же по-настоящему внимание обратил он на себя после того, как стал участникам арт-проекта «Zabor», в котором приняли участие 94 художника. Его веселые, по-детски искренние инситные произведения как нельзя лучше вписывались в неограниченные уличные пространства выставок в течение двух лет путешествия по городам Беларуси. Организаторами этого необычного проекта стали арт-директор Ирина Кондратенко, директор Антонина Серакова и, конечно же, генеральный директор инвестиционной компании «Зубр Капитал» Олег Хусаенов.

Не затерялись произведения Сергея Каваля и на выставке в Национальном художественном музее Беларуси. Более того, ему отвели отдельный зал, в котором разместилась детская комната, где волонтеры устроили своеобразные творческие мастерские, организовали игры и интерактивные экскурсии для маленьких посетителей.

… Время парижского путешествия прошло очень быстро. И вот сидим в гостеприимном деревенском доме Сергея Николаевича. Рассказывает он, будто сам вслушивается в свой голос, удивляясь тому, что с ним произошло во французской столице, где вдоль тихой улочки Анри Мартина, всего в нескольких кварталах от Эйфелевой башни (а это район, где находятся более чем 90 зарубежных дипломатичных представительств, в том числе и Белорусское) были размещены репродукции произведений восьми художников – Виктора Альшевского, Руслана Вашкевича, Юрия Яковенко, Владислава Стальмахова, Сергея Гриневича, Виталия Денисенко, Александра Досужева. Сергея Каваля представили четырьмя картинами: «Старый Витебск», «Еврейский квартал в Бобруйске», «На улице Даумана», «Сказки Мирского замка».

Посол Беларуси во Франции Павел Латушко, благодаря которому и осуществилась эта поездка, многое вспомнил на официальном приеме в мэрии 16-го округа Парижа. Цель - познакомить требовательного французского зрителя с белорусским изобразительным искусством. А белорусская культура через всю историю своего развития являлась частью европейского культурного пространства.
Впрочем, на официальном приеме Сергея Каваля не было. Он заблудился в Париже и почти сутки увлеченно блуждал по городу своей недавней мечты. Наверное, немало волнений доставил своим отсутствием организаторам поездки.

Но сам Сергей только смущенно улыбается: «Я стал участником какого-то мистического праздника и забылся. Знаете, перед отъездом было сомнение. Мол, если в мыслях не раз побывал в Париже, так зачем туда ехать? А тут ночью у сверкающей Эйфелевой башни настоящий какой-то карнавал жизненного наслаждения. Каждый что-то имитировал, представлял себя в какой-то роли… И я тоже мысленно что-то рисовал в воздухе и ощущал себя человекам Вселенной…»

Между прочим, блуждая по улицам и площадям, одиноким словно и не был, ведь ощущал присутствие где-то рядом Пушкина, Есенина, Рембо, Шагала… А еще вспоминал слова о том, что Париж слишком красивый, чтобы быть настоящим… И все же самым памятным событием считает Сергей Николаевич посещение Лувра, встречу с Джокондой Леонарда да Винчи, с произведениями Микеланджело, Яна ван Эйка, Рубенса, Рембрандта…

Уже прощаясь, смущенно и совсем тихо признался: «Теперь я могу рисовать Париж так же просто, как Шатилки, Светлогорск и Якимову Слободу…»

Автор: Изяслав Котляров, Светлагорскiя навiны. Фото: sn.by.