Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Бизнес и банкротство

В мае 2013 года Татьяна Анженко обратилась к семье Кузьменок с просьбой одолжить 18 тысяч долларов «для развития бизнеса». Они заключили договор займа денег с условием возврата всей суммы через год — первого июня 2014 года.

Ирина Кузьменок рассказывает, что давала деньги в долг, считая, что Татьяна Анженко — владелица рынка «Анженко» в Светлогорске и нескольких торговых павильонов на других рынках города.

— Через год она мне три раза вернула по тысяче долларов. Потом начала плакаться: «У меня денег нет, жить не на что, есть нечего — ты подожди». Я вошла в положение и решила подождать, однако оставшийся долг — 15 тысяч долларов — она мне не отдала до сих пор. Сегодня, по документам, у нее нет ничего, — рассказывает Ирина Кузьменок.

В сентябре 2014 года частное производственно-торговое унитарное предприятие «БелПродСоюз», принадлежавшее Татьяне Анженко, Экономическим судом было признано банкротом. Процесс о ликвидации компании начался в мае 2014 года.

Ирина Кузьменок держит договор займа. Фото: Владислав Ковалевский.

Как утверждает Ирина, все имущество Татьяна переписала на своих родственников и знакомых. Сама же она продолжает жить в том же доме, что и раньше, ездить на той же машине, хоть официально все это ей не принадлежит, добавляет Ирина.

— После банкротства ее торговые точки открылись вновь на том же месте. Мы тогда смотрим — владельцем стал ее сожитель Сергей Соловьев. Сейчас павильоны уже не работают, но стоят на прежнем месте. На него же сначала она переписала свою машину, потом на другого своего знакомого. Рынком, который сегодня стал торговым центром, владеет ее сын (ТЦ «Анженко» принадлежит ИП Анженко В.С. — Прим. TUT.BY). Дом тоже официально принадлежит сыну, и все имущество в доме тоже переписано на кого-то другого, — отмечает Ирина.

Сама Татьяна Анженко работает продавцом в табачном киоске около торгового центра, носящего ее фамилию. Ирина показывает видео: она подходит к киоску и спрашивает, когда Татьяна Васильевна отдаст деньги. После недолго разговора продавец говорит: «У меня денег нет». И закрывает окошко киоска.

«Суд не поможет: с нее нечего взять»

В январе 2014 года Татьяна Анженко заняла 13,7 тысячи долларов у другого знакомого — Александра Решетникова. Согласно устной договоренности, женщина обязалась выплачивать ему каждый месяц проценты за пользование деньгами.

За полтора года выплатила 3700 долларов, а в середине 2015 года сообщила Решетникову, что платить по процентам и отдавать сам долг не может: у нее «случились финансовые трудности». Однако пообещала рассчитаться до октября 2015 года. В срок Татьяна деньги не вернула, поэтому Решетников обратился в суд, который обязал Анженко и Соловьева по частям со своих доходов погашать долг, так как подписывали расписку они вдвоем.

ТЦ «Анженко». Скриншот с видео.

Ирина Кузьменок обращаться в суд не хочет. Говорит, что «у Анженко нет оформленного на ее имя имущества и с нее нечего взять» и что если ей тоже присудят процент с пенсии Татьяны, то он не покроет даже судебные издержки. В милиции также подтвердили, что ни у Анженко, ни у Соловьева нет ни вкладов в банках, ни какого-либо движимого или недвижимого имущества. Для того чтобы вернуть свой долг, Ирина хочет добиться заведения уголовного дела.

6 июня 2017 года Ирина обратилась с заявлением в Светлогорский РОВД. В РОВД ответили, что в действиях Татьяны состава преступления нет в связи с «отсутствием умысла на завладение денежными средствами путем обмана и злоупотребления доверием».

Тогда Ирина обратилась в Генпрокуратуру, оттуда ее обращение направили в прокуратуру Светлогорского района. 17 августа районная прокуратура дала ответ: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, а материалы направлены на дополнительную проверку в Светлогорское РОВД.

В РОВД дали ответ, похожий на первый: дополнительная проверка показала, что в действиях нет состава преступления, в открытии уголовного дела отказать. И добавили, что обжаловать решение можно в Светлогорской прокуратуре либо в суде.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

18 сентября Ирина вновь пишет в прокуратуру, но уже с коллективным обращением с Решетниковым. В ответе сказано: «По материалам (дела. — Прим. TUT.BY) не проведены все необходимые проверочные действия, в связи с чем прокуратурой района данные решения отменены, проверки возобновлены».

29 октября РОВД дает очередной отказ в возбуждении дела. Кузьменок советуют обращаться в суд Светлогорского района в порядке гражданского судопроизводства, Решетникову — по «возникшим вопросам имущественного характера обращаться в отдел принудительного исполнения Светлогорского района».

На вопрос, почему она не подала заявление в милицию раньше, Ирина отвечает:

— Анженко обращалась ко мне с просьбой никуда не обращаться и говорила, что вопросы по возмещению долга они решат самостоятельно.

«Я предлагала отдавать долг частями»

Сама Татьяна Анженко говорит, что когда в начале лета 2017 года дело о долге дошло до РОВД, она предлагала Ирине Кузьменок выплачивать долг небольшими частями.

— Я ей предлагала отдавать долг частями: по 100, 200 рублей — как получится. Но она категорически отказалась, а ту сумму, которую она хотела, у меня не получалось отдать. У меня есть документы, подтверждающие, что моя фирма обанкротилась. Но на тот момент она отказалась, а сейчас ситуация поменялась и у меня уже нет возможности выплачивать, — рассказывает Татьяна Анженко.

Татьяна утверждает, что рынок «Анженко» она передала сыну еще в начале 2000-х. Деньги она занимала для развития своих торговых павильонов.

— Почти все, построенное на рынке, сделал мой сын. Я передала ему этот бизнес, еще когда мы с Кузьменок не были знакомы. Деньги я брала в 2013 году на развитие предприятия «БелПродСоюз», которое впоследствии обанкротилось — деньги ушли в никуда. Суд признал, что я не несу субсидиарную ответственность.

На замечание о том, что Татьяна продолжает пользоваться тем же имуществом, что и раньше, хотя официально не владеет ничем, отвечает: «Это разве противозаконно?»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.