Рэклама  

«Людей не хватает, а те, кто есть, берут по полторы ставки», — рассказывает врач скорой помощи из Речицы Артем Ломако. А хирург Владимир Иванец, напротив, не мог долгое время найти работу по специальности в Гомеле, когда вернулся с заработков из России. «Даже ходил в центр занятости, становился на учет. Вакансии есть, но звонишь по указанным номерам — и оказывается, что реально все эти ставки заняты», — рассказывает специалист. FINANCE.TUT.BY поговорил с врачами — как уехавшими на заработки в другие страны, так и теми, кто продолжает работать в Беларуси, — о зарплатах, нагрузках и ситуации на рынке труда.

«Максимум выходило 780 рублей»

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя

Хирург Владимир Иванец начал свой медицинский путь в 2000 году. Работал на скорой помощи, хирургом в больнице и поликлинике. Последние два года провел в России, практиковал в частном медцентре. «Уехал туда на заработки, так как выплачивал кредит и воспитывал дочь», — говорит мужчина. Когда Владимир вернулся в Беларусь, долго не мог найти себе работу.

—  Даже ходил в центр занятости, становился на учет. Вакансии есть, но звонишь по указанным номерам — и оказывается, что реально все эти ставки заняты, — рассказывает хирург.

Владимир рассказывает, что проблемы с работой — вопрос не одного года.

— После того как я окончил гомельский медуниверситет и отработал два года распределения в поликлинике, не мог никуда устроиться. А мне как молодому специалисту нужна была практика. Получить ее, оставаясь в поликлинике, нереально.

Поэтому мужчине пришлось уехать на полтора года в Мозырь.

— Переехал туда один, семья осталась в Гомеле. Я работал на 1,75 ставки, а когда были отпуска, доходило до двух ставок. Это был 2014 год, зарабатывал 780−800 рублей. Это почти в два раза больше, чем теперь.

Владимир сейчас работает в областном центре олимпийского резерва. До этого он недолго трудился в поликлинике.

—  Зарплата в поликлинике — 560−580 рублей. Сейчас получаю меньше, 410−420 рублей. Но работа гораздо проще, не такая нервная. В России зарплаты выше, но нужно разделять частную и муниципальную медицину. Я работал и там, и там. В частной сфере зарабатывал до 5000 белорусских рублей, в государственной — примерно тысячу. В Беларуси максимум выходило 780 рублей, но эта зарплата больше, чем на ставку. На голую ставку невозможно содержать семью, — рассказывает мужчина.

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

«Берем лишние полставки, потому что и так придется всех принять»

Руслан работает врачом общей практики в сельской амбулатории в Гродненской области, а до этого — семь лет педиатром. На недостаток врачей не жалуется.

— Дефицита нет, но все временно. Сегодня, например, в районе пять неврологов, а через месяц один уходит в декрет, два переводятся в другое место. Что касается конкретно моей специальности, то в этом году было два специалиста, а вакансия одна. Поэтому коллегу-пенсионера отправили на пенсию, хотя он еще хотел работать, — поясняет мужчина. — Пенсионеров, которым действительно пора отдыхать, в нашем районе нет. Если только опытные и активные, которые могут еще не один год спокойно трудиться. Одно дело быть врачом в 55, другое дело дояркой на ферме.

Фото: Reuters
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

По его словам, специалистов, которые остаются работать, «никто перерабатывать не заставляет».

—  В основном берут лишние полставки, потому что и так придется всех принять, а так зарплата станет больше.

Зарабатывает Руслан около 1100 рублей за 1,25 ставки. Плюс 35−45 рублей за восемь дежурств в месяц. «Зарплата по стране примерно одинаковая, отличается не так уж и существенно», — отмечает медик.

«Единственным офтальмологом в районе была женщина 1933 года рождения»

Анастасия — участковый врач-терапевт в декретном отпуске. Она проработала два года в центральной районной больнице, после чего стала заведующей поликлиникой. Однако на руководящей должности женщина продержалась девять месяцев. О причинах ухода она высказывается кратко: «Нервотрепка не стоит этих денег». Получала Анастасия тысячу рублей.

— Делаешь отчеты и регулируешь работу поликлиники, пациентов принимаешь в исключительных случаях. Большая часть рабочего дня — разбирательства с жалобами, — рассказывает женщина.

По ее словам, участковый терапевт в поликлинике зарабатывает примерно 1000 рублей. В то же время такие специалисты загружены больше своих коллег.

Женщина рассказывает, что из-за недостатка людей каждый год в больницу «заказывают» десять молодых специалистов на распределение.

— В этом году приехал инфекционист, офтальмолог и онколог. До этого года единственным офтальмологом в районе была женщина 1933 года рождения. Еще до сих пор нет подросткового врача, его заменяет педиатр. Нет эндокринолога, вместо него врач-терапевт, которой уже за 70. Женщина работает на полставки и ведет два часа эндокринологического приема. Онкологом, кстати, был ее муж, который сейчас трудится валеологом. Хотя вообще он хирург, — поясняет женщина. — Кто-то возвращается к родителям, кто-то находит работу получше. Некоторые врачи уезжают в Россию, Великобританию, Германию. Подтверждают дипломы врачей, живут долго и счастливо. Мы тоже с мужем думали эмигрировать, но для этого нужно было детей оставлять на бабушек-дедушек.

Сейчас Анастасия с мужем раздумывают над тем, чтобы переехать работать в другой город.

— Но у меня муж лор, поэтому нужно выбирать место, где подобного специалиста нет вообще. В Минской области, по статистике, есть несколько таких районов, — объясняет женщина.

«Большинство из тех, кто работает, пенсионеры»

Иван — заведующий хирургическим отделением в одной из районных больниц. «Мой коллега сейчас с инсультом слег, я один на весь район остался. Вот и думайте, есть дефицит кадров или нет», — отвечает мужчина на вопрос, хватает ли в больнице врачей.

—  Большинство из тех, кто работает, пенсионеры. Молодых специалистов почти нет, они всеми путями перераспределяются. Как и везде, у нас не хватает людей: эндоскописта, лора, травматолога, уролога, детского хирурга. И это только хирургический профиль. Все работают на совмещении. Невролог и психиатр приезжают один раз в неделю из областного центра, в основном для заключений МРЭК. Лора на моей памяти не было в принципе. Кабинет УЗИ работает только в будние дни до пяти часов, — рассказывает мужчина.

По его словам, из-за того, что медработников не хватает, оставшиеся врачи вынуждены работать внеурочно.

— Выходить некому, да и на ставку копейки заработаешь. Я заведую отделением, работаю на полставки в поликлинике. Плюс 15 экстренных дежурств в месяц. За последний месяц я получил 1500 рублей. Зарплата устраивает суммой, но с учетом того, сколько времени я провожу в больнице, она не кажется большой. Здоровье стоит дороже, а оно страдает. Сна нет, — говорит Иван.

«Людей не хватает, а те, кто есть, берут по полторы ставки»

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя
— Я врач скорой помощи, работаю только первый год. До этого три года подрабатывал тут же, в Речице, сначала медбратом, затем фельдшером в скорой. В общем, самый обычный город и распространенная специальность, — рассказывает Артем Ломако.

Парень объясняет, что пустых мест немало, но они перекрываются за счет совмещения.

— Людей не хватает, а те, кто есть, берут по полторы ставки. В итоге можно докладывать наверх, что свободных вакансий нет. Что первично: желание заработать или нехватка людей — сложно сказать. Думаю, все-таки второе.

Сам Артем работает на полторы ставки.

— Зарплата выходит нормальная, и график удобный — сутки через двое. На деньги грех жаловаться, учитывая то, сколько получают люди в нашем городе. Условия труда не самые лучшие, но тут речь о человеческом факторе — конфликтные ситуации, довольно напряженная работа. Но так как я до этого подрабатывал три года, то был к подобному готов, — объясняет парень.

«К 35 годам все еще жил в общежитии с семьей и с детьми»

Фото: из личного архива героя
Фото: из личного архива героя

Сергей Костюченкопроработал в системе здравоохранения Беларуси 12 лет, из них почти три с половиной года — заведующим отделением анестезиологии и реанимации Минской областной клинической больницы. Год назад он уехал работать в ОАЭ.

Сергей как заведующий отделением суммарно получал в среднем 1500 рублей. «Это на полторы ставки, на ставку мало кто работает. К этой сумме нужно прибавить еще 300 рублей — за преподавание для интернов», — говорит Сергей.

В ОАЭ по контракту он получает «в десятки раз больше, чем в Беларуси», работая при этом 48 часов в неделю.

— Врач в развитых странах — уважаемый и обеспеченный человек, который не переживает за свое будущее. А у меня сложилась ситуация, что к 35 годам все еще жил в общежитии с семьей и с детьми, — объясняет Сергей. — Да, жизнь гораздо дороже. Но даже если арендовать квартиру, купить машину и ни в чем себе не отказывать, денег останется больше, чем можно отложить в Беларуси. При этом не нужно закрывать дежурства в больнице и постоянно перерабатывать. А если белорусский терапевт будет работать на ставку, зарплата у него получится меньше, чем у кассира в магазине. Поэтому берут полторы-две ставки. У меня есть знакомый с четырьмя работами, который бывает дома раз в две недели.

Минздрав: «В 2017 году немного не хватало медсестер»

«Нельзя сказать, что в медицине кадровый голод. Специалисты всегда есть. Предполагается, что в случае, если место оказывается вакантным, так как специалист достигает пенсионного возраста, уходит в трудовой отпуск или отпуск по уходу за ребенком, болеет или получает инвалидность, руководитель учреждения здравоохранения восполняет его за счет других специалистов или выпускников, которые претендуют на первые рабочие места», — рассказывает в комментарии FINANCE.TUT.BY Ольга Колюпанова, заместитель начальника управления кадровой политики, учреждения образования Минздрава.

— Две тысячи врачей и четыре тысячи среднего медперсонала необходимо ежегодно. Потребность в медицинских кадрах в 2017 году удовлетворена на 95,7%, немного не хватило медсестер. Для того чтобы решить эту проблему, с 2016 года мы увеличиваем набор в медицинские колледжи страны под заявленную организациями здравоохранения потребность. В целом по сравнению с предыдущим годом численность работников в стране с высшим медицинским образованием возросла на 641 человека, по среднему звену — на 1308 человек. Ежегодно Минздрав собирает данные о потребности по каждой организации здравоохранения и формирует заказ на подготовку кадров. В нынешнем году уже сформирована потребность отрасли в молодых специалистах, которая будет удовлетворена при распределении выпускников 2018 года.

По словам Ольги Николаевны, если в каком-либо районе нет врача-специалиста, «Минздравом совместно с местными органами управления принимаются меры по решению данного вопроса».

— Так, например, была проблема в Брестском регионе, где в одном из районов врач-оториноларинголог ушла в декретный отпуск. На это место уже распределен молодой специалист, который приступит к работе с 1 августа после окончания интернатуры. А сейчас прием ведут специалисты областного и районного учреждений здравоохранения, а также организована доставка пациентов транспортом поликлиники на консультации врача-оториноларинголога в учреждения здравоохранения региона, — отмечает представитель Минтруда.

Автор: Светлана Баксичева, TUT.BY.

Рэклама